Отзывы о рейтинговом агентстве
Мы глубоко признательны вам за вклад вашей организации в развитие образования в Республики Казахстан  и поддержку наших инициатив, направленных на повышение статуса казахстанского образования как на республиканском, так и на мировом уровне

Кожахметов Асылбек Базарбаевич,

Президент Almaty Managment University


А про Чили позабыли!

Варов Виктор

Всемирный банк «положил глаз» на пенсионные накопления казахстанцев. Иностранцы уверены, что без внешнего управления мы сами не сможем вывести накопительную систему из кризиса. Однако сами игроки пенсионного рынка считают, что это далеко не так. Если регуляторы развяжут им руки, то выиграют все: НПФ, их акционеры и в конечном счёте вкладчики фондов. Такова вкратце фабула состоявшегося в Алматы под эгидой рейтингового агентства «Эксперт РА Казахстан» заседания круглого стола «Будущее рынка пенсионных услуг».

Правда, о будущем участники, в основном руководители пенсионных фондов, говорили мало. Больше – о печальном настоящем и с ностальгией вспоминали докризисное прошлое, когда и инфляция была в пределах нормы, и регуляторы помягче. Но при чём здесь Всемирный банк, спросите вы? Да при том, что у нас принято приглашать для решения своих же проблем ино¬странцев: местные эксперты не котируются. При этом, видимо, никто не считает, сколько придётся заплатить западному дяде-фармацевту за рецептуру. Для него игра стоит свеч, ведь на кону почти 18 млрд долларов, накопленных за период реформы. Рецепт уже активно обсуждается в пенсионном сообществе. В нём предлагается объединить все наши фонды в один и передать активы в управление иностранным компаниям, которые, что естественно, будут вкладывать их в ино¬странные же финансовые инструменты. То есть деньги казахстанских потенциальных пенсионеров будут работать на западную экономику. И ещё вопрос: вернутся ли они обратно да ещё с прибылью для вкладчиков?

Впрочем, большинство участников круглого стола были против такого присутствия, хотя не исключали возможности самим более активно вкладываться в зарубежные ценные бумаги. Настолько активно, насколько регулятор позволит.

По словам заместителя генерального директора «Эксперта РА Казахстан» Армана Жахина, сейчас существуют два основных сценария развития пенсионной системы. Первый из них как раз и базируется на предложениях Всемирного банка. Второй – это реформирование рынка в рамках существующей модели. И, конечно же, эксперты агентства за второй сценарий, хотя проблем не скрывают. Они подготовили к заседанию собственное исследование. Там говорится: «Рост основных количественных показателей на рынке НПФ в 2011 году выглядел незначительным. Объём пенсионных накоплений достиг в 2011 году 2,65 трлн тенге (17,9 млрд долларов), увеличившись за год на 17,4%. Чистый инвестиционный доход НПФ вырос в 2011 году примерно на 50 млрд тенге, что является одним из самых низких приростов за последние годы. Доходность НПФ за 2011 год составила 2,6% при уровне инфляции в 7,4%.

Разрыв между доходностью НПФ за пять лет и уровнем инфляции за аналогичный период достиг максимальных значений. На 01.01.2012 доходность НПФ за пять лет составила 30%, что в два раза меньше уровня накопленной инфляции за аналогичный период, равного 60%. Растущий разрыв между доходностью НПФ и инфляцией может привести к значительной нагрузке на бюджет в будущем, когда государству придётся восстанавливать реальную стоимость внесённых пенсионных взносов».

Другими словами, государство, отказавшись от солидарной системы с целью экономии бюджета, пока ничего не выигрывает. Ему приходится ещё неизвестно, сколько лет предстоит восстанавливать разницу между суммой накоплений и уровнем накопленной инфляции.

Так, может, вернуться к «солидарке»? Вопрос риторический, поскольку на повестке дня не стоит, но и полностью отказываться от неё не стоит. По крайней мере, об этом говорила заместитель председателя правления НПФ Народного банка Майра Кичигина. По её мнению пенсионная система должна стать многоуровневой. В конце концов это выгодно самому вкладчику – получать пенсию из двух, а то и трёх источников. Из НПФ, от государства и, возможно, страховой организации. Майра знает, что говорит. Насколько я помню: несколько лет назад она побывала в Чили на родине «пенсионного чуда», которое мы и внедрили на местную почву. Там уже давно поняли, что целиком надеяться на накопительную систему нельзя, и решили её модернизировать. Не пора ли и нам, коль мы верные последователи южноамериканского опыта?

Впрочем, о Чили не говорили. Больше о регулировании существующей уже НПС. То же рейтинговое агентство написало в своём отчёте: «Расширение инвестиционных возможностей НПФ и либерализация регулирования могут способствовать повышению эффективности пенсионной системы… повышения эффективности пенсионной системы можно добиться, расширив перечень инструментов для НПФ за счёт индексированных облигаций, инфраструктурных облигаций, инструментов хеджирования и иностранных ценных бумаг. Расширение перечня инвестиций должно сопровождаться либерализацией регулирования в части требований к капитализации НПФ».

Мне же подумалось, что эта самая либерализация – палка о двух концах. Как бы там ни было, но регулятор в лице соответствующего комитета Национального банка призван стоять на страже интересов вкладчиков. Одна из его задач – не дать заиграться НПФ на фондовом рынке. Ведь играет он не на свои деньги и даже не на деньги акционеров, а на наши будущие пенсии. А коли проиграет? Вот для этого и придуманы пруденциальные нормативы и, в частности, коэффициент достаточности собственного капитала. Именно из него прогоревший на тех или иных сделках фонд и будет погашать задолженность. Но собственный капитал фонда – это в основном средства его акционеров, которым, конечно, рано или поздно становится невыгодно постоянно вкладываться в НПФ. Они пришли на этот рынок в надежде заработать. Налицо конфликт интересов фонда, его акционеров и регулятора. Где-то, как в НПФ «Астана», например, удаётся договориться.

– У нас в фонде так сложилось, что все спорные вопросы между тремя сторонами мы решили сразу же – на берегу. Результат налицо. Если мы это смогли сделать внутри своего фонда, то, вероятно, государство может обеспечить тот же результат в других фондах введением каких-то норм, – говорит Андрей Карягин, председатель правления «Астаны».

Андрею, конечно, есть, чем гордиться. По итогам 12 месяцев с февраля прошлого года по январь нынешнего включительно здесь смогли перекрыть инфляцию! Выходит, что и на нашем небогатом фондовом рынке можно заработать. Но для этого, по словам Карягина, не надо сидеть сложа руки.

Кстати, о фондовом рынке. Любопытно, но, по мнению вице-президента АО «Казахстанская фондовая биржа» Андрея Цалюка, сама пенсионная система тормозит его развитие. Парадокс, но дадим слово профессионалу: «Сейчас, по прошествии всех лет пенсионной системы, могу сказать, что вклад пенсионной системы в развитие фондового рынка Казахстана очень большой. Но на сегодняшний день дошло до того, что пенсионная система больше является тормозом для развития рынка, нежели мотором. Связано это с рядом причин. Мы уже дошли до того, что биржевые брокеры боятся заключать сделки только потому, что на той стороне может оказаться пенсионный фонд. Но доля пенсионных активов на сегодня весьма велика. Так в обороте биржевого рынка акций она достигла 13%. Это практически рекордный рост с 2005 года. Здесь они (НПФ.– Авт.) выступают в основном в качестве покупателя. На рынке корпоративных облигаций доля повышалась до 32%, сейчас она составляет около 17%. На рынке ГЦБ доля составляет 34%. Здесь всё покупается и ничего не продаётся. На рынке РЕПО также наблюдаются пенсионные активы, и они растут. Это связано с тем, что здесь уже сложилась определённая система, благодаря которой банки с пенсионными фондами взаимодействуют и могут вместе решать свои проблемы».

Понятно, почему процент государственных ценных бумаг (ГЦБ) в портфелях фондов наиболее высок. Это наименее рискованные фининструменты, но и наименее доходные. Кроме того, при приобретении этих бумаг регулятор не требует от фонда дополнительной капитализации, как при покупках акций или облигаций. Но, как я понял, у участников круглого стола накопилось немало вопросов по этим самым ГЦБ. Они и покупаются, и продаются не в рыночной среде, а как бы по разнарядке Минфина. Таким образом, как выразился председатель правления «Улар Умита» Даулет Сахипов, сама регуляторная система нацелена прежде всего на сохранность активов, а не на повышение их доходности.

Но вкладчик, смею вас заверить, господа, спросит не с регулятора, а с НПФ. Так что договаривайтесь на берегу!

Источник: «Мегаполис»