Отзывы о рейтинговом агентстве
Форум «Эксперт-100-Казахстан» действительно стал яркой и открытой площадкой для обмена мнениями между государством и бизнесом, четко обозначив наиболее важные вопросы развития казахстанской экономики.

Шаяхметова Умут Болатхановна, 
Председатель Правления АО «Народный Банк Казахстана»


Интервью с Председателем Правления АО «Халык Лизинг» Эрланом Каржаубаевым

Председатель Правления АО «Халык Лизинг» Эрлан Каржаубаев считает, что финансирование бизнеса лучше осуществлять через частные лизинговые компании, а не через государственные.

 Как Вы оцениваете динамику рынка за прошлый год?

– На сегодняшний день заемщиков практически нет. К нам в среднем приходят 3–4 потенциальных клиента в месяц, но они «пустые», непрофессиональные или перекредитованные. Например, приходит один клиент: у него 800 млн задолженности в банке, и он хочет еще 400 млн взять у нас. Но это нереально, у него все имущество перезаложено. Или, например, человек занимается добычей ресурсов и вдруг решает открыть производство муки. Третий «живет одним днем», и трудно рассчитывать на его долгосрочную работу. В основном приходят клиенты такого рода.

Есть нормальные клиенты, соответствующие нашим критериям, но они избалованы низкими процентными ставками, и, несмотря на то что в лизинге есть экономия на НДС и прочее, такие клиенты к нам не приходят. Они идут в банки.

За прошлый год мы профинансировали всего 185 млн тенге в Казахстане. В этом году – 40 млн за первый квартал, но не факт, что по итогам года будет рост. Нам больше дает представительство в России – на 1 апреля мы профинансировали 1 млрд 570 млн в тенге.

 То есть основная проблема в том, что нет качественных заемщиков…

– Проблема, скорее, в том, что в экономике ничего реально не работает. Есть, конечно, бюджетные программы. Например, по строительству дорог. Но надо понимать, что эти заемщики «пустые». Мы стараемся работать с ними очень аккуратно.

И мы, к сожалению, не видим перспективных отраслей для финансирования. Торговля? С торговлей все хорошо – у нас было несколько проектов, но это узкий рынок. Сельское хозяйство – сплошные проблемы. У нас есть три достаточно крупных проекта в сельском хозяйстве, но все они преддефолтные и требуют постоянного внимания и поддержки (через отсрочки и реструктуризации).

 В России лизинговые компании работают очень хорошо, в том числе, на транспортном рынке. Как в Казахстане с этим направлением?

– Мы почти 10 лет финансируем местную компанию, которая выполняет дорожные работы. Работаем также с лизингом транспорта и с перевозчиками. Но каковы перспективы? Перевозчики у нас почти не работают.

 А как Вы оцениваете сектор железнодорожного транспорта?

– Он достаточно монополизирован, и с ним много технических проблем. Россия, увы, тоже к этому возвращается – там опять встал вопрос о монополизации РЖД. Среди других вопросов – проблема различных не связанных между собой систем учета подвижного состава бывших братских республик. У нас, например, был проект, когда мы приобрели и передали в лизинг вагоны. Но при их регистрации лизингополучателем выяснилось, что в российской базе эти вагоны числились как ворованные. Долго разбирались, разгребали, оказалось, никто ничего не воровал. Часть советских вагонов осталась в Армении, а в России их отметили в системе как украденные. Армяне с тех пор эти вагоны 10 раз перепродали, и следы происхождения вагонов в этой цепочке затерялись. Таких специфичных проблем достаточно много.

 Учитывая, что рынок сужается, ваша компания снижает требования к клиентам?

– Мы сейчас максимально лояльны. Хотя у всех после кризиса произошло ужесточение политики риск-менеджмента.

 Помимо кризиса, в экономике есть какие-то проблемы, которые тормозят развитие рынка лизинга?

– Есть проблемы с процедурой возврата предметов лизинга при дефолте. Этот процесс отнимает много сил и времени, так как нет законодательных механизмов воздействия на лизингополучателя при его дефолте и уклонении от добровольного возврата имущества. Процедура может занять 3–4 месяца. Это в лучшем случае. В целом, это проблема судов. Судебная система работает недостаточно хорошо и оперативно, исполнение судебных решений регулярно затягивается. Есть, конечно, процедура приказного производства, но и там все непросто – лизингополучатель подает возражение, и все – судебные приказы отменяются, а дальше все с начала: подача искового заявления, новые сроки и т.д.

 Проблема не в законе, а в исполнении? Тогда она довольно сложная.

– Надо подходить к этому вопросу комплексно.

 Чувствуете ли вы конкуренцию со стороны госкомпаний?

– Да, мы иногда пересекаемся с клиентами, которые предпочитают государственные лизинговые компании, потому что там ниже процентные ставки.

 Это существенно влияет не вашу деятельность?

– Несущественно. На самом деле клиенты видят, что мы работаем в нормальной экономической ситуации. Им нравится наша политика. А у госкомпаний тем временем растет число дефолтов.

 Сейчас госпрограммы, в том числе и в АПК, предполагают работу частных компаний. Вам это интересно?

– Мы участвуем в программе, которая предполагает субсидирование процентной ставки. Но у нас не так много сделок в рамках этой программы.

 Насколько такие программы могут стимулировать рынок, на Ваш взгляд?

– Дело не в этом. Денег в Казахстане полно. Нужны хорошие проекты. У нас эффективная процентная ставка 8%. Что за бизнес, который не может заплатить 8%? Какая у него норма доходности? Такого бизнеса нет нигде в Европе. Поэтому дело не в процентных ставках, а в отсутствии хороших проектов.

 А если говорить о сельхозсекторе, могут у вас там теперь появиться новые проекты?

– На самом деле этим сектором должны заниматься специализированные лизинговые компании. Универсальные для этого не подходят. Там есть своя определенная специфика. Та же система платежей. У них два раза в год урожай, и выплаты поступают от продажи этого урожая. В остальное время производители стоят, и нет никаких доходов.

 Эта специализированная сельхозкомпания должна быть государственной?

– Необязательно. На самом деле вопрос государственных лизинговых компаний сложен. Если вы хотите успеха, то возьмите в качестве операторов госпрограмм частные лизинговые компании и дайте им бюджет. Мы проанализируем заемщиков, проконтролируем выдачу и возврат средств. И это будет работать.

 А почему бы тогда не работать в рамках существующей программы по развитию агросектора?

– Субсидирование нам ничего не дает. Оно облегчает жизнь только лизингополучателю. Мы по-прежнему несем все риски.

 Расскажите, как развивается ваш бизнес в России. Там, видимо, дела идут лучше?

– Мы там в рейтинге «Эксперт РА» заняли 113-е место. Это неплохой результат, я считаю. Учитывая то, что это просто наш филиал. Там у нас в портфеле есть все – от заводов и фабрик до техники. Во всех отраслях работаем.

 Почему там больше проектов?

– Там большая экономика. Говорят, что в России тоже трудности, но тем не менее проектов хватает. В июле открыли представительство в Москве, и через него уже освоили 400 млн тенге. Стараемся быть ближе к клиентам, выбираем по мере необходимости различные варианты. У нас сейчас 80% дохода идет из России, 20% приносит старый портфель в Казахстане, с учетом небольшого роста.

 В России это новое оборудование?

– Да. Но спрос есть и на б/у оборудование. Мы за прошлый год продали в Россию б/у оборудования почти на 400 млн тенге . Цена низкая. Приезжает компания из России и забирает. В этом плане у нас есть определенный ценовой разрыв между странами.

 Каковы перспективы развития на зарубежных рынках?

– Сейчас мы изучаем рынок в Монголии. Рост экономики – 18%. Но китайские производители техники дают лизинг под 5%. Они используют местные банки. Дают операционный лизинг, арендный лизинг. Так что там ситуация сложнее.

Наверное, пойдем в Грузию. Сейчас политическая ситуация в этой стране улучшилась, и у нашей группы там есть дочерний банк. Перспективы этого рынка нам нравятся.

 На Ваш взгляд, в среднесрочной перспективе стоит ожидать рост рынка лизинга в Казахстане?

– Все инструменты развития в Казахстане созданы. Все инструменты работают. Вопрос только в том, чтобы бизнес эти инструменты востребовал и использовал. Проблема рынка лизинга не в предложении, а в спросе.